12:21 

*Miaka* [DELETED user]
Только одна ночь
Автор: Миака (она же я)
Пэйринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: R
Жанр: Romance, angst, AU
Тип: слэш
Размер: Мини
Саммари: «Это было самой лучшей ночью в моей жизни…»
Дисклеймер: Ни на что не претендую) Моего ничего нету)
Размещение: Меня только предупредите

Ты ведь знаешь, что у тебя не получилось бы быть счастливым? Кого ты обманывал? Сам себя? Это всего лишь иллюзия, которую ты создал, чтобы не чувствовать своего нарастающего одиночества так ярко.
Но что ты мог сделать? Разве для тебя возможно было иначе?
Наверное нет… я многого не понимаю, любимый, слишком многого, чтобы тебя судить. Ты такой, какой есть, и я, несмотря ни на что, полюбил тебя именно таким. Разве имеет значение что-то еще?
Ты бы мне не поверил. Да и как ты мог поверить мне. В конце концов, я же просто Гарри Поттер, человек, которого ты всегда ненавидел, твоя головная боль и главная помеха во всем, что бы ты ни делал. Сколько раз из-за меня ты терял кубок квиддича? А школьное первенство по баллам? Сколько раз все внимание было направлено на меня, когда должно было — и вполне заслуженно, ты ведь настоящее совершенство — на тебя и только на тебя одного?
Множество, бесчисленное множество раз… но тогда меня это лишь забавляло. За это ты меня и ненавидел.
И за тот случай. Единственный случай, который я на самом деле не могу себе простить.
Я отверг твое предложение дружбы тогда, на первом курсе. Я выбрал Рона, и не понял главного.
Мне следовало выбрать вас обоих. Его — другом, тебя — любовником.
Но тогда для меня слишком далеким было понимание этого слова — «любовник». Сомневаюсь, что я вообще знал его значение. А если бы и знал, то вряд ли бы смог проассоциировать его с твоим образом.
Тогда ты показался мне похожим на какую-то мелкую невзрачную рыбешку, или червяка — бледный, тощий, невзрачный, но уже так гордо смотрящий на все, что происходит вокруг тебя, что от этой гордости становилось либо не по себе, либо откровенно тошно.
И мне стало тошно, любимый. Я был ребенком, всего лишь глупым ребенком, и не понял, что это пройдет. Я не сумел понять того, что было необходимо.
Да, я глупец. У тебя есть право презирать меня за это.
Не подумай, что я хочу прибедниться. Вовсе нет. Я все же гордость магического мира. Я не имею на это никакого права.
А ты… ты простой человек, которому посчастливилось выжить в этой безумной войне.
Для многих было откровением, что ты не принял метку. И для меня тоже. Я был практически уверен, что ты стал слугой Волдеморта еще в 16 лет, если не раньше. Но, видимо, я был глуп не только в детстве… подозревая тебя, Снейпа, я потратил слишком много времени… вместо этого я мог бы кого-нибудь спасти.
Например, Рона. Или Гермиону. Он ведь погиб защищая ее. А она — защищая меня. Так глупо и бессмысленно… зачем ей было защищать того, кто никогда и ни в кого по-настоящему не верил? Того, что даже не попытался поверить в человека, которого любил?
Когда я понял, что полюбил тебя? Ты задаешь слишком сложные вопросы, Драко… Наверное, это произошло на пятом курсе. Да, ты помнишь — тогда я был влюблен в эту девушку, Чжоу. Хотя если говорить честно, сейчас я даже не уверен уже, что был в нее влюблен… наверное, это было иллюзией пятнадцатилетнего мальчика, не более. В пятнадцать лет, когда просыпаются гормоны, мальчикам свойственны некоторые ошибки в распределении своих предпочтений и интересов…
Жаль, что тогда я не понял, чем было то вяжущее чувство в груди, когда я видел тебя, и просто списывал это на ненависть. Тогда у нас было бы куда больше времени.
Я был таким глупцом, Драко… впрочем, тебе наверное уже надоело, что я это повторяю. Я больше не буду, обещаю, любимый.
Я никогда и не надеялся, что ты полюбишь меня — это было бы ударом по твоей гордости. Но я все же сорвал свою каплю сладости… наверное, ты можешь меня обвинить в том, что я просто тебя использовал… что воспользовался твоей слабостью… Да, наверное это было так.
Хотя знаешь, слова «Малфой» и «слабость», поставленные в одно предложение, звучат так нелепо…
Когда мы уже закончили седьмой курс, война приобрела открытые формы. Было странно, что Волдеморт дождался, пока я доучусь, но вряд ли это было так — скорее, просто совпадение, что ему понадобилось как раз столько времени, чтобы собрать все свои силы.
В тот день умер твой отец. Когда ты открыто выступал на нашей стороне против него, я был уверен, что ты ненавидишь его. Но, видимо, твои чувства всегда были несколько сложнее, чем я мог их воспринимать… прости меня и за это тоже, любовь моя.
Ты сам его убил. У тебя не оставалось выбора. Я был там, и могу это сказать с абсолютной уверенностью. Либо он тебя, либо ты его. Третьего не было дано, а он бы прикончил тебя без малейших колебаний — в конце концов, ты был просто предателем для него.
Я помню момент, когда с конца твоей палочки сорвался ярко-зеленый луч, когда он ударил Люциуса в грудь, когда он упал…
После окончания этого боя, я нашел тебя возле озера. Ты курил, глядя на воду, и вряд ли заметил, как я подошел и сел рядом.
—Малфой…
Звук моего голоса заставил тебя очнуться и повернуться ко мне. Лицо твое было абсолютно таким же, как всегда — неизменно холодным, ничего не выражающим, будто каменным…
—Что тебе нужно, Поттер? — ты снова отвернулся и, стряхнув с сигареты пепел, сделал большую затяжку. Я вздохнул.
—Ты в порядке? Мне показалось, что тебе должно быть плохо…
Ты уставился на меня. В серебряных глазах что-то дрогнуло, но лишь на миг.
—Со мной все в порядке, Поттер. Разве могло быть иначе?
Затушив сигарету о дерево, ты поднялся и повернулся ко мне спиной, намереваясь уйти обратно в замок, но я помешал тебе…
—Поттер… — выдохнул ты, когда я, вскочив на ноги, обвил тебя руками за талию, прижимаясь со спины. — Какого черта, Поттер?...
—Не лги, Драко, — ты вздрогнул, когда я шепнул тебе это на ухо, обдав мочку горячим дыханием. Я ясно чувствовал, как ты напряжен, и не понимал, почему ты не сделал ни одной попытки оттолкнуть меня. Впрочем, разве мне хотелось чтобы ты меня отталкивал? Мне нравилось ощущение твоего горячего тела, прижатого к моему, пусть даже от твоей кожи меня и отделяло несколько слоев ткани.
В какой-то момент я понял, что ты дрожишь, и, почти без усилия развернул тебя лицом к себе — ты совсем не сопротивлялся, словно внезапно стал тряпичной куклой, которой по сути все равно, что с ней сделают.
Но ты не позволил мне смотреть на твое лицо, предпочтя сразу уткнуться лицом мне в плечо — я был выше тебя даже тогда…
Знаешь, Драко, я был уверен — ты никогда не плачешь, ты слишком сильный, чтобы поступать так. Тогда я понял, что даже сильные люди плачут… просто этого никто не видит… не замечает… или не хочет замечать.
—Никому не говори, Поттер… — твой голос стал таким хриплым, но это почему-то не убавило его очарования — напротив, заставило меня желать тебя еще больше. Я приподнял твое лицо за подбородок и заставил посмотреть себе в глаза. Никогда не забуду твоего растерянного взгляда в тот момент, когда мои губы коснулись твоих…
Мы занимались любовью прямо там, у озера, укрытые ночной темнотой и достаточно густо растущими там деревьями. Ты стонал в ответ на мои ласки — никогда бы не подумал, что ты такой отзывчивый и страстный — целовал мои губы, и ничего не говорил кроме «Гарри…»… Ты так выгибался, когда я брал тебя той ночью… никто и никогда не вызывал во мне такой невообразимой страсти и нежности одновременно, как ты.
Кажется, ты никогда не был с парнем. На тот момент я тоже. Но это было абсолютно неважно… ни для одного из нас…
Это было самой лучшей ночью в моей жизни. Мы провели всю ночь прямо там, я гладил твои волосы, и уже засыпая услышал тихий шепот «Спасибо, Поттер…».
Утром, когда я проснулся, тебя не было рядом.
А днем тебя уже нигде не было.

Высокий темноволосый парень поднялся и еще раз бросил нежный взгляд на надгробие, на котором было выведено любимое имя
«Драко Люциус Малфой».
Улыбнувшись своим мыслям, он достал из кармана сложенный вдвое листок бумаги, положив его на могильную плиту, развернулся и пошел в сторону выхода, прекрасно зная, что придет сюда завтра. И послезавтра. И еще много лет подряд каждый день. Потому что это — самое главное дело для него.
Легкий ветерок скользнул по оставленному листку, небрежно развернув его. Красными чернилами на бумаге было выведено «Я люблю тебя…»

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Гарри Поттер и Слэш-Клуб

главная